Монеты: 8 385 Биржи: 699
Рыночная капитализация: $ 1 362 962 230 922,04
Объём за 24 ч: $ 75 800 747 627,72
ETH Газ: 9 Gwei
Быстро
9 Gwei (~ 30 сек.)
Стандарт
9 Gwei (~ 30 сек.)
Медленно
9 Gwei (~ 30 сек.)
Интервью с криптоадвокатом Саркисом Дарбиняном

Регулирование криптовалют ― острый вопрос, во многом из-за изменчивой политики государств. Чтобы не столкнуться с юридической ответственностью, гражданам России приходится соблюдать законодательство. В августе 2021 года юрист Саркис Дарбинян рассказал читателям Crypto.ru о налогооблажении, актуальных законах, правилах обмена криптовалют и т. д. В этот раз редакция сайта поговорила с экспертом о нюансах практического использования цифровых активов.

— Добрый день, Саркис! Расскажите, приходилось ли Вам оплачивать товар или услугу в цифровой валюте? 

— Здравствуйте! Вы знаете, учитывая, что законодательство отныне после принятия закона о ЦФА запрещает нам оплату в криптовалюте, мы не будем говорить, что после вступления закона в силу мы что-то там криптой оплачиваем, потому что это будет противоречить российскому закону. Но, конечно же, огромное количество сделок до сих пор осуществляются сторонами ― и биткоинами, и тезерами, и эфирами. И, конечно же, я не исключение, собственно, в своей деятельности профессиональной я такую оплату принимал до того момента, пока это было разрешено, и, соответственно, оплачивал те или иные товары и услуги в крипте.

Очевидно, это является достаточно простым, удобным, низко транзакционным способом, который доступен любому человеку на Земле. И зачастую это имеет несколько плюсов. Во-первых, нам не надо каждый раз проходить сложный валютный контроль, который предусмотрен нацзаконами и законами иностранных государств. Нам не надо взаимодействовать с банками и платить те издержки, которые в традиционных фиатных деньгах возникают. Это комиссии банка, это комиссии за валютный контроль, конвертацию, которых натекает большое количество. Поэтому, естественно, огромное количество людей используют криптовалюты и используют их все больше.

С учетом того, что различная крипта уходит в экосистемы, например, несмотря на то, что Телеграму не дали работать над собственной криптовалютой, активно имплементируется TON как средство платежа для подписки в Телеграм-каналы. Эта возможность становится все более популярной, и комьюнити понимает удобство этого. К большой радости, несмотря на законодательный запрет, рынок все же развивается, развивается семимильными шагами, особенно если посмотреть на Запад, где вы можете оплачивать криптой не только товары, но и налоги — в Эквадоре, Швейцарии вы имеете возможность совершать традиционные платежи в крипте.

— Несколько платежных сервисов, например, Embily, Wirex и Amon предоставляют возможность заказать криптовалютную карту в России. Расскажите, как это работает, если на территории РФ запрещено использовать цифровые активы для оплаты?

— Для оплаты вы их использовать не можете, но такие карты дают возможность владельцу этой карты в личном кабинете осуществить быстрый обмен криптовалюты на любой номинал фиатных денег и дальше уже эти деньги использовать для оплаты. В основном это так работает. Revolut, Advanced Cash, другие сервисы уже имеют такой удобный функционал, и надо понимать, здесь оплата происходит не в криптовалюте, просто есть возможность быстро обменивать ее внутри личного кабинета. А это наш закон не запрещает. Владеть криптоактивами и осуществлять обменные операции закон вполне допускает.

— По вашему мнению, что стало основным препятствием при принятии криптовалют в России?

— Основным препятствием до сих пор остается ЦБ, который уже неоднократно высказывался, что он ляжет костьми, но никогда не допустит принятия крипты как средства платежа. Здесь они видят, что мне кажется не очень-то обосновано, угрозу национальной платежной системе. И, конечно, судя по всему, регулятора пугает то, что он не может контролировать этот [криптовалютный] рынок, не может, собственно, считать этот рынок, не может им управлять, и это главная беда.

Плюс, соответственно, давайте не забывать, что ЦБ активно развивает проект, связанный с цифровым рублем, и я думаю, что в этом году или, возможно, в следующем так называемая децентрализованная валюта, выпускаемая ЦБ, станет реальностью. В таких условиях государству не очень интересна крипта, которую выпускают частные лица и традиционные криптоактивы, потому что вот есть такой соблазн по примеру Китая выпустить собственную цифровую валюту, которая по идее должна заменить фиатные деньги. И не очень хочется здесь какую-то конкуренцию допускать со стороны свободного рынка, который работает для свободных людей.

— Предположим, я предприниматель, который напрямую принимает оплату в биткоинах, а не через криптовалютную карту. Какая ответственность меня будет ждать?

— Санкций пока по нашему закону о ЦФА как таковых нет. Санкции ожидаются в следующем пакете законопроекта, который уже год обсуждают, это поправки в Административный и Уголовный кодекс за нарушение законодательства в сфере ЦФА и цифровых валют. Но сейчас, даже если мы понимаем, что пока никаких специальных санкций и ответственности в законе нет, конечно, предприниматели могут столкнуться с рядом проблем.

Прежде всего, проблемы на стороне банков, которые могут заблокировать счета, посчитав это сомнительной операцией, и тогда начнутся сложности, что управлять этими счетами предприниматели не смогут и придется им спорить и судиться долгое время с банками для того, чтобы разблокировать свои счета. Не все на это готовы — отказаться от традиционных счетов, которые предоставляют банки при осуществлении предпринимательской деятельности, поэтому приходится считаться с позицией многих банков.

— Законно ли расплачиваться за товары и услуги криптовалютой напрямую в интернете?

— Опять же, если это компания или магазин, который находится не на территории РФ, можно подчинить это иностранному праву. Но если более внимательно подходить к закону, то мы понимаем, что личный закон действует не только на отношения юридического лица, находящегося за пределами РФ, но и в отношении покупателей, то есть граждан, находящихся на территории РФ, для них личным законом будет закон РФ. А тут мы опять возвращаемся к общему и весьма странному запрету на использование крипты в качестве средства платежа.

— В ноябре 2021 года Россия объявила о планах по запуску цифрового рубля. Не возникнет противоречия с текущими ограничениями на использование криптовалют?

— На этот факт уже обращали внимание чиновники, что закон принят в таком виде, в котором, видимо, на тот момент все стороны, которые принимали решение, согласовывали закон. Они его приняли, но после анонсирования этих планов, конечно, многие эксперты сказали, что в текущем виде закон не позволяет осуществлять платежи в цифровой валюте. Поэтому, судя по всему, после того, как система уже будет готова, придется в любом случае внедрять изменения в действующий закон, и, на самом деле, мне кажется таких изменений еще будет немало.

У нас вообще-то часто попадается такая законодательная техника, когда определение бизнес-модели запаковывают в закон, но бизнес-модели быстро меняются, и приходится принимать множество поправок.

Мы смотрим, там по закону об информации каждые три месяца принимаются какие-то изменения, которые как раз призваны решить какие-то коллизионные вопросы, которые возникают уже при применении того или иного закона.

Такая же история будет здесь, и, возможно, эти изменения будут более частыми, более глубокими. И, естественно, те фундаментальные положения закона о ЦФА подлежат пересмотру.

— Если банк, платежный сервис или другой эмитент захочет выпустить криптовалютную карту, с какими сложностями в юридическом поле он столкнется?

— Если мы опять же говорим про Россию, то, естественно, здесь мы понимаем, что сейчас все это находится в серой зоне, и здесь, возможно, отключение от платежных систем. То есть на этом уровне ЦБ все-таки имеет влияние и может просто обесточить работу неких сервисов, отключив их от эквайринга, все это делается в принудительном порядке. Но самая главная проблема, что у таких схем пока нет разъяснений ЦБ и инструкций, они все-таки все нестабильны, и в любой момент, конечно, как я сказал, платежные системы могут отключить.

— Смогут ли обычные граждане пользоваться национальной криптовалютой для расчетов?

— Для этого она, собственно, и делается, но не только для уровня так называемых бюджетных ассигнований и перечислений, которые существуют между федеральным и региональным бюджетом, но также для использования юридическими и физлицами.

Это, конечно, основная идея для того, чтобы такая платежная система взлетела. И, естественно, должны разрешить возможность широкого ее использования, либо в ней никакого смысла не будет и никто ее приобретать не будет, я думаю.

Российские власти пойдут по китайскому пути, когда при запуске цифрового юаня китайские власти в рамках баунти программы зачисляли каждому гражданину Китая какое-то количество халявных монет. Это дало, конечно, определенный импульс для того, чтобы они начали использоваться в повседневной жизни, в хозяйственной деятельности. И если все-таки наши чиновники достаточно умны, то, скорее всего, они пойдут по тому же сценарию, что и Китай.

— Есть ли другие лазейки при оплате криптовалютой? Например, в РФ цифровые активы не являются объектов права по 128 статье ГК. Дает ли это возможность обойти ограничения на использование криптовалют и приобрести квартиру, машину, яхту, другое имущество? Есть секреты?

— Я бы не сказал, что они не являются объектом права. У нас закон поставил точку в том плане, что крипта признается имуществом, иным видом имущества. Ей владеть можно, но опять же при определенном условии, давайте не забывать про это условие.

Потому что правовую и судебную защиты владельцам криптоактивов, согласно нашему закону, обеспечат только в случае декларирования этой валюты в налоговой. Если вы ее не декларируете, то и никакого права на судебную защиту нет. На самом деле, не то чтобы лазейки: пока российские граждане могут спокойно оплачивать криптовалютой товары и услуги лишь потому, что про эти сделки никто не узнает, кроме продавца и покупателя. Возможности отследить использование крипты определенными гражданами и фирмами нет никакой.

На самом деле, некоторые магазины реализуют такой принцип, собственно, оплата конечного товара все равно осуществляется в национальной валюте, то есть пользователь платит биткоин на счет третьего лица. А третье лицо платит фиатными деньгами в счет того физлица за приобретение товаров и услуг.

В этом случае и магазин находится в легальном поле, потому что принимает фиатные деньги, и граждане вроде как напрямую не оплачивают эти товары криптой.

Поэтому такие схемы реализуется и реализовывались еще до принятия закона о ЦФА. Я напомню, одним из первых магазинов, который использовал крипту, в том числе собственные токены, был LavkaLavka, и такие примеры есть.

— Обеспечивали ли Вы юридическое сопровождение при заключении крупных сделок с криптовалютой? Если да, можете рассказать об объекте сделки и его стоимости?

— Как правило, это те же цифровые объекты. В нашей практике в случае приобретения бизнеса, например, криптовалютного обменника сделка полностью закрывалась в крипте. И в этом плане крипта, конечно же, очень хорошо работает, когда речь идет про различные цифровые формы товаров и услуг.

И сейчас все-таки у нас есть достаточно активный рынок, в том числе и в России. Мы немного забегаем вперед в рынок NFT. NFT все-таки растущий рынок, и огромное количество россиян уже купили различные фотографии, игровые причиндалы и различные цифровые объекты с помощью крипты, получив за это NFT-токен, который всему миру говорит, что вот человек является обладателем какого-то уникального цифрового объекта.

Эта история развивается и не сильно ждет развития законодательства в этом плане. Пока сказать, что NFT однозначно попадает под утилитарные токены, согласно закону о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ, или что он попадает в раздел, допустим, секьюрити токена, как это предусмотрено законом о ЦФА, нельзя.

Все-таки российский закон пока заложил лишь основы индустрии, но не описывает вот такие, скажем так, технологически сложные правовые отношения внутри экосистемы игр, кино, искусства, и эти все-таки отрасли развиваются намного быстрее, чем развивается российский закон.

— По данным Coin ATM Radar, в России работают более 20 криптовалютных банкоматов. Кто регулирует их деятельность?

— Я честно не очень знаю, что еще какие-то криптоматы существуют, да и, честно говоря, я от вас впервые слышу.

У нас был один клиент, у него был бизнес по созданию криптоматов, компания называлась BBFpro, и мы даже сопровождали их, когда они выходили на рынок. И вы знаете, там была очень мутная история, но вполне в духе России.

Собственно, вроде как ребята свою деятельность делали абсолютно прозрачной. Мы им подготовили документы, пользовательские соглашения, по которым владелец терминала как агент приобретает у лица криптовалюту и зачисляет на кошелек, который лицо указывает. Были сделаны лимиты на приобретение крипты, которые есть у нас в законе для анонимного приобретения, в том числе и анонимного использования цифровых денег.

И вроде казалось все хорошо, ребята запустились в семи городах, поставили банкоматы, но в одно прекрасное утро (хотя для ребят было не очень, наверное, прекрасное) мне раздался звонок на телефон, где клиент сообщил, что происходит что-то ужасное. Во всех семи городах приезжают сотрудники МВД, выдергивают с корнями криптоматы из земли и куда-то увозят в непонятном направлении, объясняя тем, что криптоматы полежат в рамках расследования уголовных дел на складе МВД и в ближайшее время они могут забыть про то, что им их выдадут.

Начали копать глубже, откуда корни, потому что очевидно, что крупный федеральный рейд должен быть кем-то согласован. Выяснили, что было письмо из ЦБ, потом было обращение ЦБ в Генпрокуратуру, Генпрокуратура спустила вниз в регионы, соответственно, информацию о владельце этого сервиса, и тут уже каждый регион начал плясать совсем по-разному.

Кто-то начал искать хоть какие-то нарушения, а в том предписании Генпрукоратуры, которое мы видели, фактически Генпрокуратура убеждала проверить деятельность компании на соблюдение всего законодательства РФ: закона о защите прав потребителей, закона об отмывании денежных средств, закона о защите данных и так далее. И, конечно, было очень интересно понаблюдать, как уже спущенная позиция Генпрокуратуры трактуется на местах.

В некоторых местах нашли абсолютно странные нарушения. Например, по-моему, это был Волгоград, где госорган, регулятор вместе с прокуратурой обратили внимание, что, так как на терминале нет наклейки, согласно закону о защите прав потребителей, которая бы уведомляла пользователей, как им в течение 14 дней вернуть приобретенный биткоин, это является нарушением.

В других местах обращали внимание, что неправильный кассовый аппарат для выбивания чеков ребята зарегистрировали. Где-то нарушений не нашли. Где-то просто вышли в суд с требованием об ограничении доступа к сайту. В общем, кто во что горазд, но самое главное, что, естественно, работа ребят была полностью парализована, ни о каком продолжении бизнеса после такого рейда говорить уже ребята не могли и речи не шло. И, насколько я знаю, они так на рынок этот и не вернулись. Возможно, то, что сегодня указано на общей карте, неактивные точки, которые уже ликвидированы.

— Криптоматы так и лежат уликами на складе?

— Скорее всего, да. Так они и лежат. В лучшем случае ребята смогли их забрать, но заново восстановить и запустить в работу вряд ли у них получилось.

— Если говорить в процентах, насколько текущее регулирование криптовалют в России вас устраивает?

— Ну, наверное, оно нас устраивает на четверть. Сама идея того, что давайте не будем ее запрещать, а выведем ее во все-таки белую зону, хорошая, которая была заложена законом о ЦФА. Но вот те дальнейшие ограничения, которые мы обсудили, связаны с использованием крипты в качестве средства платежа. Те ограничения, которые предоставляют судебную защиту государства владельцам криптоактивов только в случае их декларирования, являются явно дискриминационными. И, конечно, в текущем виде создают огромное количество проблем у участников рынка при использовании крипты. Даже при P2P-обмене многие пользователи сталкиваются с блокировками карт и счетов. Это произошло после того, как в конце года ЦБ выпустил очередную методическую рекомендацию для банков, где по сути обозначил подобные виды платежей как сомнительные операции, за которые могут блокировать.

Поэтому, наверное, мы сейчас находимся еще в самом начале [регулирования крипторынка] и чиновники нам обещают, что в этом году будет поставлена какая-то точка. Естественно, весь рынок с замиранием сердца наблюдает за тем, какие будут документы представлены в последней версии, потому что об этом говорил и генеральный прокурор Краснов. И недавно, буквально на прошлой неделе, было большое интервью главы следственного комитета Бастрыкина о том, что, конечно, государство должно запрещать анонимное использование крипты. Очень интересно, что произойдет в этом году.

Я думаю, этот год будет ключевым и России придется принять какое-то решение, что же ей делать с регулированием рынка крипты. Это должно произойти однозначно, в том числе и потому, что FAF — международная организация, которая борется с отмыванием денежных средств, также обратила внимание России. В прошлом году они приезжали сюда с консультациями, с совещаниями. Конечно, они уже требуют от государства принятия каких-то мер, связанных с определением статуса крипты, и создания правил для гражданского правового оборота криптовалют.

— С Россией все понятно. Если абстрагироваться от наших реальностей, можете назвать топ-3 стран в плане регулирования криптовалют? Где с этим справились лучше всего?

— До сих пор достаточно свободным рынком является США, хоть с рядом ограничений, но огромное количество криптоинвесторов из США. Там никаких запретов на приобретение и использование нет. Есть несколько другие ограничения, связанные с рекламированием, например, высокорисковых волатильных цифровых активов. Такие ограничения недавно принял Сингапур.

Но все-таки у нас есть примеры абсолютно, скажем так, дружественного отношения к крипте. Наверное, в топ войдет Сальвадор, который принял криптовалюту в качестве национальной валюты. Но здесь стоит помнить о том, что у Сальвадора не было никогда собственной валюты. Несмотря на то, что пока еще очень много вопросов к использованию крипты в Сальвадоре, все равно это является достаточно интересным примером. И, конечно, традиционные юрисдикции Швейцарии, Лихтенштейна позволяют при соблюдении всех правил использовать крипту. Поэтому очень много проектов уходят в Лихтенштейн и Швейцарию.

И есть еще часть проектов, которые приходят в такие криптофрендли юрисдикции, вроде Гибралтара, Мальты. Сейчас, кстати, очень хорошую динамику по регулированию и созданию рынка демонстрирует Маврикий. Он, скажем так, является таким африканским хабом, где они сейчас принимают большое количество проектов, которые хотят получить резидентство Маврикия. Поэтому выбор есть.

При выборе такой юрисдикции надо руководствоваться различными критериями, регулированием и силой закона, насколько он защищает конкретно в этой стране, конечно, бизнес-интересы самих фаундеров. Слава богу, есть альтернативы и в мире крипты, конечно, необязательно находиться на территории страны, где вы живете, и вы можете быстро отправить свой проект буквально в любую юрисдикцию.

— Если разбирать окончательно, чем их подход отличается от России?

— Нет ограничений на использование в качестве средства платежа, что является большим плюсом. Нет вот такой практики, которая вообще вне рамок закона и позволяет блокировать веб-сайты, блокировать переводы, блокировать транзакции. Есть уже весьма четкая позиция местных регуляторов, которые консультируют бизнес и все-таки создают условия, когда к ним приходят. Поэтому это сильно отличается от того, что у нас.

У нас все-таки у регулятора нет позитивного отношения к крипте. Скорее есть целая череда писем инструкций, предупреждающих о рисках, которые, конечно, сдерживают развитие этого рынка в РФ.

При этом давайте не забывать, что в трети проектов глобально участвуют выходцы из России. Эти проекты, как правило, приземляются на самые разные почвы, в том числе огромное количество русских находятся в Дубае.

Я забыл отметить и ОАЭ, где создали условия для того, чтобы там размещались и проекты, и владельцы криптоактивов, которые хотят каким-либо образом легализовать свои активы. Многие уезжают в Дубай, потому что там эти возможности есть, для того, чтобы превратить ваши накопления в законные средства и дальше их использовать для приобретения недвижимости или каких-то дорогих объектов.

— Саркис, спасибо Вам огромное за время, за такие детальные ответы. Я напоминаю нашим читателям, зрителям, что с острыми вопросами нам помогал разбираться Саркис Дарбинян.

— Спасибо вам, всего доброго!

Цена
MIN/MAX за 24 ч
Объем за 24 ч
30 343,50
MIN: $ 29 710,06MAX: $ 30 634,72
11 755,56 BTC$ 355,66 млн
30 343,50
Купить
30 340,23
MIN: $ 29 712,76MAX: $ 30 640,63
5 835,10 BTC$ 176,58 млн
30 340,23
Купить
30 330,40
MIN: $ 29 676,25MAX: $ 30 621,90
186,97 BTC$ 5,65 млн
30 330,40
Купить
30 328,91
MIN: $ 29 718,09MAX: $ 30 631,01
432,95 BTC$ 13,09 млн
30 328,91
Купить
30 334,22
MIN: $ 29 708,83MAX: $ 30 639,84
45 526,15 BTC$ 1,38 млрд
30 334,22
Купить
30 345,24
MIN: $ 29 707,71MAX: $ 30 635,32
3 279,55 BTC$ 99,19 млн
30 345,24
Купить
30 317,10
MIN: $ 29 718,88MAX: $ 30 601,33
59,90 BTC$ 1,81 млн
30 317,10
Купить
смотреть все биржи
Заместитель главного редактора
Комментариев пока нет
Получайте главные новости из мира криптовалюты прямо на почту