Одной из наиболее привлекательных юрисдикций для бизнеса в сфере криптовалют является Гибралтар. Это заморская территория Великобритании, так называемая «крипто-гавань», где размещаются такие крупные крипто-биржи, как CEX.io, GBX. С 1 января 2018 года в Гибралтаре действуют правила государственного регулирования компаний, использующих цифровой распределенный реестр в коммерческих целях (Digital Ledger Technology Regulatory Framework). В соответствии с действующим законодательством, компании, предоставляющие услуги с использованием цифрового распределенного реестра, обязаны получить соответствующую лицензию. Под действие этих правил подпадают блокчейн-стартапы и криптовалютные биржи.

Система права Гибралтара базируется на общем английском праве (English common Law). Суть английского общего права заключается в том, что его источником является судебный прецедент. Хотя заморские территории Великобритании рассматриваются как отдельные юрисдикции со своими законами и прецедентами, влияние английских прецедентов там весьма велико. Статус заморской территории позволяет устанавливать свое внутреннее законодательство, например, налоговое законодательство Гибралтара отличается от налогового законодательства Великобритании, но содержит в себе лучшие институты английского права. Судебная система Гибралтара полностью основана на английской системе, за исключением незначительных изменений, которые требуются из-за ее особенностей. Через членство Великобритании Гибралтар относится к Европейскому союзу.

Гибралтар позиционируется как юрисдикция, которая способствует внедрению инноваций. Так, с 2018 года компании, которые используют в своей деятельности технологии распределенного реестра для хранения и передачи ценностей других лиц работают в рамках четко определенной нормативной базы. Бизнес в сфере финансов с использованием цифрового распределенного реестра (DLT) лицензируется, разрешительный документ оформляет Комиссия по финансовым услугам (GFSC). При этом, компания, которая желает получить DLT–лицензию должна соответствовать 9 принципам, изложенным в новых правилах регулирования бизнеса в сфере финансов с использованием цифрового распределенного реестра (Digital Ledger Technology Regulatory Framework):

  1. Поставщик DLT должен вести свой бизнес честно и добросовестно. Оценивая компанию по этому критерию, Комиссия по финансовым услугам обращает внимание на финансовое положение, компетентность и репутацию.
  2. Поставщик DLT должен учитывать интересы и потребности своих клиентов, прикладывать все усилия для снижения рисков, связанных с использованием DLT, раскрывать информацию о рисках и условиях, использовать этические стандарты рекламы и маркетинга.
  3. Поставщик DLT должен иметь достаточные финансовые ресурсы, устойчивую бизнес-модель. Уровень капитала должен быть соизмерим с потенциальными рисками.
  4. Поставщик DLT должен эффективно управлять рисками и контролировать свой бизнес. Ожидается, что поставщики DLT будут применять перспективные методы управления рисками.
  5. Поставщик DLT должен защищать активы и деньги своих клиентов, когда он несет за них ответственность. Активы клиентов должны быть отделены от собственных активов Поставщика DLT.
  6. Поставщик DLT должен иметь эффективные механизмы корпоративного управления. Поставщики DLT должны поддерживать корпоративную культуру, соответствующую данным принципам.
  7. Все используемые системы должны обеспечивать надлежащий уровень кибербезопасности, следует проводить тщательные проверки безопасности технологий DLT, чтобы быть в курсе любых новых угроз и потенциальных уязвимостей.
  8. Поставщик DLT должен иметь механизмы для предотвращения, выявления и раскрытия финансовых преступлений, таких как отмывание денег и финансирование терроризма.
  9. Поставщик DLT должен разрабатывать планы на случай непредвиденных обстоятельство для упорядоченного и платежеспособного закрытия бизнеса.

Надзор за компаниями, использующими технологию DLT осуществляет Комиссия по финансовым услугам (Gibraltar Financial Services Commission). Комиссия может устанавливать условия и ограничения, связанные, например, с бизнес-моделью, географическим положением, размером компании, масштабом деятельности, финансовыми и техническим рисками. Такие условия и ограничения могут применяться ко всем компаниям DLT, к одной компании или по категориям компаний.

Нормативная правовая база для DLT помогает компаниям, работающим в Гибралтаре, разрабатывать новые продукты и бизнес-модели и поддерживать конкурентное преимущество. Подход связанный с использованием принципов, а не узконаправленных, жестких норм в регулировании зарождающейся технологии, в которой все еще разрабатываются новые варианты использования и бизнес-модели, способствует развитию финтех-культуры и более широкой технологической стартап-культуры, которая использует правовые, нормативные и другие преимущества Гибралтара с целью привлечения талантов в юрисдикцию. По мнению нац.регулятора, для компаний, основанных на быстро развивающихся технологиях, жесткие правила быстро устаревают и становятся непригодными для использования.

Правовой статус криптовалют в Гибралтаре

Криптовалюты не считаются законным платежным средством в Гибралтаре. Однако в некоторых случаях криптовалюта может квалифицироваться как электронные деньги. В Европейском Союзе использование электронных денег регулирует Директива ЕС 2009/110/ЕС от 16 сентября 2009 г. «Об учреждении и деятельности организаций, эмитирующих электронные деньги, о пруденциальном надзоре за их деятельностью». В Директиве содержится определение электронных денег – это денежная стоимость, хранимая в электронной, в том числе магнитной форме в качестве заявки эмитенту, которая выдается по получении денежных средств для проведения платежных операций, и принимается физическим или юридическим лицом, отличным от эмитента электронных денег.

В законодательстве Гибралтара, а именно в Положении о финансовых услугах 2011 года используется аналогичное определение электронных денег. Так как для электронных денег требуется эмитент, криптовалюта, которая появляется в результате майнинга (например, Биткойн) без эмитента не квалифицируется как электронные деньги. И наоборот, криптовалюта, выпущенная эмитентом по номинальной стоимости за фиатные деньги с и принятая в качестве платежного средства третьим лицом, может быть квалифицирована как электронные деньги. Майнинг биткойна не регулируется отдельным нормативным правовым актом — и, соответственно, не является запрещённым видом деятельности.

Заметим, что Гибралтар принял все директивы ЕС по противодействию отмыванию денежных средств, полученных преступным путем (AMLD). В частности, Директива Европейского Парламента и Совета Европейского Союза 2015/849 от 20 мая 2015 г. «О предотвращении использования финансовой системы для целей отмывания денег или финансирования терроризма» включена в законодательство Гибралтара Законом «О доходах от преступлений». Раздел 9(1) этого закона содержит определение финансового бизнеса, получающего прибыль от продажи токенизированных цифровых активов, связанных с использованием технологии цифрового распределенного реестра. Это значит, что продажа цифровых активов вписывается в существующие законы о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. Однако, это же означает, что все DLT-проекты должны в максимально возможной степени обеспечить соответствие своих систем и практик (комплаенс) требованиям всех применимых антиотмывочных актов.

Компании, предоставляющие услуги с использованием цифрового распределенного реестра должны применять превентивные меры для предотвращения, выявления и раскрытия финансовых преступлений, таких как отмывание денег и финансирование терроризма, сообщать правоохранительным органам о подозрительной деятельности. Это требование вытекает из правил регулирования бизнеса в сфере финансов с использованием цифрового распределенного реестра и вышеуказанных источников.

Налогообложение операций с криптовалютами

Гибралтар отличается низкими налоговыми ставками – налогами облагается только доход, полученный на территории государства, то есть действует территориальный принцип налогообложения. Резидентные компании уплачивают стандартную ставку налога на прибыль – 10 %. По налоговому законодательству Гибралтара, компания, осуществляющая деятельность на основании лицензии, подлежит налогообложению по ставке 10%, это положение распространяется и на поставщиков DLT.

Налоги в Гибралтаре для криптовалютных проектов являются одним из преимуществ ведения бизнеса в этой стране. В Гибралтаре в настоящее время не взимается налог на прирост капитала, роскошь, дарение, завещание и недвижимое имущество. Гибралтар является одним из государств Европейского Союза, в котором не взимается НДС. Однако следует помнить о том, что у Российской Федерации и Гибралтара отсутствует соглашение об избежании двойного налогообложения.

Для платежей в криптовалюте, произведенных сверх определенной суммы, не предъявляется особых требований к отчетности.

Подход Гибралтара к регулированию криптобизнеса укрепляет репутацию юрисдикции как международного финансового центра, обеспечивает нормативную определенность при одновременном решении проблемы регулирования компаний, использующих новые технологии, поддерживает компании, стремящиеся начать свою деятельность на его территории. Конечно, можно вести бизнес без наличия какой-либо лицензии, однако это может привести к трудностям, связанным с отсутствием четкой законодательной базы и стабильных условий. Для криптобирж лицензия DLT упрощает операции по внесению и выводу фиатных денег на бирже, что обычно проблематично и даже требует отдельной лицензии в некоторых странах.

Эксперт сайта
Саркис Дарбинян киберадвокат, юрист, со-основатель “Роскомсвобода”
Отзывов пока нет
Подпишитесь на рассылку и получайте финасовые рекомендации каждый день